Вот ядерная пуля пролетела, и ага

Километры килотонн

Владимир Дворкин говорит, что при относительной близости к подводной лодке-носителю ракета «Трайдент» летит навстречу нам 15-20 минут. Этого времени достаточно, чтобы наша система раннего предупреждения о пуске ракет (EWS) среагировала. Первым это сделает космический поезд, предназначенный для прямой записи запуска ракет с мин или подводных лодок. За ним направление атаки будут определять наземные РЛС типа «Воронеж-ДМ». Сегодня они находятся по всему периметру страны, создавая непрерывное радиолокационное поле контроля. Только тогда Войска воздушно-космической обороны, Ракетные войска стратегического назначения и ВМФ будут приведены в полную боевую готовность.

Командный пункт радиолокационного класса
Командный пункт РЛС класса Воронеж-ДМ © Валерий Матыцин / ТАСС

Так что модернизация американских подводных ракетоносцев нас в целом не пугает. Следует опасаться именно возврата к концепции ведения боевых действий ядерных боезарядов малой мощности. Американцы планировали сделать это в 1991 году в Ираке, когда они собирались взорвать ядерный заряд мощным электромагнитным импульсом по стране. Воздушный ядерный взрыв должен был вывести из строя систему управления ПВО. Но в конце концов они побоялись создать прецедент.

Спецпроект по темеКак работает ракетный комплекс
Как работает ракетный комплекс Ярс ТАСС рассказывает об одном из самых современных систем стратегического оружия в России

Сегодня Вашингтон таких комплексов не испытывает. Обзор ядерной политики США (NPR), опубликованный в феврале 2018 года, называет W76-2 «региональным сдерживающим фактором» для России, Китая, Северной Кореи и Ирана. В то же время, как поясняет Национальная администрация по ядерной безопасности, «W76-2 обеспечит целевое сдерживание перед лицом развивающихся угроз», предоставляя Америке «гарантированную способность симметрично реагировать на маломощное ядерное нападение». Похоже, что русские, северокорейцы, китайцы или иранцы не начинают первыми, поэтому мы не будем подавать заявку.

Но соблазн существует. Стандартная ядерная боеголовка, запущенная на Хиросиму и Нагасаки, имела мощность 20 килотонн и уничтожала все в радиусе более 10 км. Можно предположить, что «малышка» W76-2 несколько раз ударит по меньшей площади. То есть впишется в рамки понятия «недопустимый ущерб». Эта теория была разработана применительно к стратегическим ядерным силам, когда для прекращения эскалации конфликта достаточно «потопить» авианосец, нанести ущерб крупному городу или серьезному промышленному предприятию, плотине или атомной электростанции. Следовательно, чтобы избежать полного взаимного разрушения, стороны сядут за стол переговоров и начнут обсуждать условия мирного сосуществования.

Фениксы ядерного апокалипсиса

Заряд W76-2 — второй в списке новых «тактических» боеприпасов, созданных в Америке за последние годы. Первая и, наверное, самая сенсационная — модернизированная авиабомба В61-12 мощностью 0,3, 1,5, 10 и 50 килотонн. Их несут F-16, истребители Eurofighter и новые истребители F-35 Lightning. Те самые, которые Польша купила 31 января. Омоложение этого арсенала обошлось американцам в 1 миллиард долларов, но игра стоит свеч: наличие такого оружия на подводных лодках и самолетах НАТО в Европе заставляет Москву нервничать, заставляя вести военное строительство с прицелом на то, что если оно произойдет что-то не покажется маленьким.

F-35B Lightning II ВМС США / специалист по массовым коммуникациям 3-го класса Вэнс Хэнд / общественное достояние через DVIDS
F-35B Lightning II © ВМС США / специалист по массовым коммуникациям Вэнс Хэнд 3-го класса / общественное достояние через DVIDS

«Соединенные Штаты реализуют программу модернизации ядерных бомб и мест их хранения в Европе. Это около 200 модернизированных американских боеприпасов, размещенных в Бельгии, Италии, Нидерландах, Германии и Турции. Эти действия несут дополнительные риски для России, к которым он может только ответить », — отмечал в 2016 году министр обороны Сергей Шойгу.

Поэтому нервничать надо самим американцам. В отличие от стратегического ядерного оружия и боеголовок, тактическое ядерное оружие никоим образом не рассматривается в двусторонних договорах. Если согласно СНВ-3 у нас не может быть более 1550 ядерных единиц, развернутых на 700 носителях, то неизвестно, сколько вообще существует тактических боеголовок и средств их доставки. Как и в начале процесса разоружения в 1990-е годы, Москва и Вашингтон до сих пор не могут найти компромисс по этому вопросу.

Ядерная
Атомный «тюльпан»: зачем российской армии боевой «цветок

точно известно, что стороны достигли лишь «джентльменской договоренности» о том, что тактическое ядерное оружие не будет устанавливаться на авианосцах. Вдобавок Минобороны как-то признало, что утилизировало все ядерные противопехотные мины, артиллерийские снаряды и самонесущие бомбы. Американцы кое-что подрезали. Однако, по мнению экспертов, арсеналы двух стран от этого не сильно уменьшились. И до сих пор в нем может храниться более 20 000 таких артикулов. Хотя, как считает бывший руководитель 4-го ЦНИИ Минобороны (института, занимающегося разработкой и применением ядерного оружия), Владимир Дворкин считает, что в России, скорее всего, к настоящему времени не более 1,5 -2 тыс.

Помимо подводных лодок и истребителей, американцы несут эти боеголовки с крылатыми ракетами BGM-109 «Томагавк». Пентагон сейчас озабочен их модернизацией. Кроме того, некоторые из этих ракет могут быть размещены в деревне Редзиково на севере Польши на новой национальной базе противоракетной обороны США. По словам Вашингтона, он предназначен для отражения ракетных угроз со стороны Ирана и Северной Кореи. Но вот вопрос: где на карте Тегеран и Пхеньян? И как их задержать с помощью ракет, которые физически не могут достичь их из Восточной Европы?

С российской стороны арсенал ядерного оружия не менее внушителен. Это могут быть оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер-М», морские крылатые ракеты «Калибр», авиационные комплексы «Кинжал» на высоколетящих перехватчиках МиГ-31К и даже сверхмощные 240-мм минометы «Тюльпан» 2С4 и 203-мм гаубицы 2С7. Пион».

Самоходный миномет 2С4
Описание Самоходный миномет 2С4 «Тюльпан» © Юрий Смитюк / ТАСС

Две последние системы находятся в резерве Верховного Главнокомандования. Попав в Группу западных войск и в случае конфликта с НАТО, они должны были остановить продвижение противника с помощью ядерных бомб. В 1990 году после подписания Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) все самоходное ядерное оружие было снято с вооружения и перемещено на базы хранения в Сибири и на Дальнем Востоке. Но ДОВСЕ мертв, и после ремонта и модернизации сверхмощные пушки и минометы, как фениксы из пепла, вновь появились в передовых рядах российской армии.

Рюкзак с «сюрпризом»

И США, и СССР во время холодной войны занимались разработкой портативных ядерных бомб малой мощности. Обе стороны готовились к резкому обострению военно-политической ситуации в Западной Европе и рассматривали все варианты замедления продвижения противника в случае нападения. Переносными ядерными боеприпасами планировалось вооружить специальные диверсионно-разведывательные группы, которым было приказано тайно доставить эти мины на территорию противника и подорвать командные пункты, мосты, ракетные шахты и аэропорты. Это оружие могло быть использовано для создания зон разрушения, блокады, пожаров, наводнений и радиоактивного заражения местности.

Первые американские портативные заряды весили от 159 до 770 килограммов, что затрудняло их перенос вручную. Однако эта проблема была решена: с 1964 по 1967 годы было разработано четыре типа боеприпасов САДМ. Это был цилиндр диаметром 40 сантиметров, высотой 60 сантиметров и весом 68 килограммов. Пропускная способность колебалась от 10 тонн до килотонн. Для переноски заряда использовался специальный контейнерный рюкзак. Обученный спецназовец легко мог долго нести на себе такую ​​ношу, а когда он устал, его коллега перехватил «свидетеля». Диверсанты должны были действовать парами. Он должен был спустить группу с парашютом в район добычи. Один солдат устанавливает мину, второй прикрывает. САДМ предполагалось использовать в основном в местах, откуда можно было быстро эвакуировать диверсантов.

Аналогичное оружие было и в СССР, где с 1967 по 1993 год существовали специальные малые ядерные мины RA41, RA47, RA97 и RA115. Кроме того, на вооружении находились так называемые «ядерные рюкзаки» РЯ-6 весом 25 килограммов и грузоподъемностью до одной килотонны. А для борьбы с вражескими диверсантами в 1972 году в странах-участницах Варшавского договора были организованы специальные взводы разведки и уничтожения ядерных бомб. Персонал знал американское устройство боеприпасов и располагал оборудованием для их поиска и утилизации.

Пушка массового поражения

Из всех боеприпасов атомной артиллерии СССР самым маленьким стал 152-мм снаряд 3БВ3, принятый на вооружение в 1981 году. Научным руководителем проекта был известный советский физик-ядерщик с «говорящей» фамилией Евгений Забабахин. Его группе удалось создать уникальные по мощности, весогабаритным характеристикам боеприпасы, выдерживающие перегрузку от артиллерийского удара без разрушения и снижения эффективности. Он был разработан по контуру обычного осколочно-фугасного снаряда для орудий Д-20, МЛ-20, самоходных гаубиц 2С3 «Акация» и 2С5 «Гиацинт-С», буксируемых «Гиацинтом-Б». Следовательно, вся советская артиллерия калибра 152 мм могла организовать ядерный «привет» потенциальному противнику. Для стрельбы специальными боеприпасами специальной настройки орудия не требовалось.

3BV3 весил 53 килограмма, имел длину 774 миллиметра и диаметр 152,4 миллиметра. Мощность ядерного заряда составляла 2,5 килотонны в тротиловом эквиваленте, а дальность прицельного выстрела составляла примерно 17,4 километра. Нетрудно представить, какие поражения мог бы нанести артиллерийский дивизион, вооруженный такими снарядами, одним залпом. Однако в начале 1990-х годов ядерное артиллерийское оружие было прекращено как в СССР, так и в США.

Ядерные испытания в условиях полного запрета

В конце 2019 года глава Росатома Алексей Лихачев заявил, что госкомпания «снова, как и многие годы, полностью выполнила гособоронзаказ». «Росатом вместе с Минобороны и военными подразделениями ядерной поддержки обеспечивает реализацию политики в области ядерного сдерживания», — сказал чиновник, добавив очень важную деталь: в условиях безъядерных испытаний он обеспечивает приведение в боевую готовность позиций с новыми качественными характеристиками».

Это означает, что, как и в Соединенных Штатах, Россия не только контролирует работу и безопасность хранения своих ядерных арсеналов, но также может создавать новые.

Стокгольмский институт: ядерные державы продолжают модернизацию систем ядерного оружия

Вопрос только в том, как? Согласно Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, в 1996 году Москва и Вашингтон обязались не проводить ядерные взрывы в трех средах: воде, воздухе и под землей. Однако есть лазейка. Это так называемые докритические (США) и гидродинамические (Россия) эксперименты. Их суть заключается в проверке ядерного вещества в фазе сжатия взрывом химической взрывчатки. Этот «взрыв» не превышает 0,1 мкг эквивалента в тротиловом эквиваленте. И хотя в эксперименте присутствует некоторое количество урана-235 или плутония-239, ударных волн, светового излучения, проникающего излучения и электромагнитного излучения нет.

Эксперименты с моделями ядерных устройств проводятся в тех же этапах и по той же технологии, что и при работе с полноценными ядерными устройствами. В США это ядерный полигон в Неваде. В России — пролив Маточкин Шар архипелага Новая Земля. Модель испытуемого устройства помещается в специальный контейнер, который облицован бентонитовой глиной, вход в штольню бетонируется, после чего устройство готово к взрыву. Специальный контейнер позволяет проводить подкритические эксперименты без особого риска для окружающей среды и людей на открытом воздухе, даже на закрытых испытательных площадках. В этом случае тестеры могут быть размещены в 30 метрах от устройства.

Если контейнер разрушается, бентонит становится стекловидным под действием тепловыделения химического взрывчатого вещества и надежно забивает детали устройства в коконе. Взрыв тихий и не вызывает вибраций на земле, которые могут быть зарегистрированы многочисленными станциями мониторинга по всему миру. Таким образом, обе стороны не только тестируют работу существующего ядерного арсенала, но и могут моделировать новые боеприпасы с новыми физическими свойствами.

Источники

  • https://lenta.ru/articles/2003/12/03/nuke1/
  • https://tass.ru/opinions/7698503
  • https://ria.ru/20171209/1510450824.html

Оцените статью
Блог о Чернобыле