Авария на Чернобыльской АЭС: фото и воспоминания ликвидаторов

Содержание
  1. Именно эти люди ценой невероятных усилий и собственного здоровья предотвратили развитие катастрофы, сдержали радиоактивную «заразу» в минимально допустимых рамках. Почти 95% выброшенного радиоактивного топлива находится в пределах «Укрытия».
  2. Текущая ситуация с ликвидаторами аварии на ЧАЭС
  3. Ликвидаторы, спасавшие Советский Союз
  4. Фотогалерея памятники Ликвидаторам ЧАЭС
  5. Малонаселённая сельская местность превратилась в огромный жилой лагерь: всюду палатки, бараки, стоянки техники.
  6. Последствия ликвидации аварии для её участников
  7. Какая медицинская помощь оказывалась ликвидаторам?
  8. Подробности подводной миссии
  9. Николай Титенок
  10. Самыми опасными были работы в непосредственной близости от разрушенного реактора, где и были сосредоточены основные «запасы» выброшенного взрывом радиоактивного топлива.
  11. Как произошла авария на Чернобыльской АЭС?
  12. Они были первыми
  13. Вину свалили на персонал
  14. После каждой мойкой проводили новые замеры, если после трёх раз машина продолжала «звенеть» — её отправляли в могильник, а пассажиры добирались до места дислокации пешком.
  15. Солдаты-срочники, чистившие в первые дни после ликвидации пожара крышу третьего энергоблока, могли получить максимальную дозу за полчаса работы, стоило только на пару секунд взять кусок графитового стержня-поглотителя, заброшенного сюда взрывом с четвёртого энергоблока.
  16. Почему эвакуация не была проведена сразу?
  17. Подводная экспедиция тройки смельчаков
  18. Леонид Шаврей
  19. Василий Игнатенко
  20. Исповедь ликвидатора:

Именно эти люди ценой невероятных усилий и собственного здоровья предотвратили развитие катастрофы, сдержали радиоактивную «заразу» в минимально допустимых рамках. Почти 95% выброшенного радиоактивного топлива находится в пределах «Укрытия».

Основная масса ликвидаторов различных частей и подразделений, а также гражданских специалистов находилась за пределами 30-километровой зоны отчуждения, пыталась расположить людей вдоль розы ветров в наиболее выгодном для АЭС направлении — на юге. Поэтому каждый рабочий день включал в себя длительные поездки в оба конца».

«Распорядок дня был такой: подъем в 6, уборка, завтрак. В 7.00 — погрузка на автомобили, в 8.00 — уже на Чернобыльской АЭС. Получены дозиметры. Химразведчики определили степень загрязнения тех мест, где мы будем работать, и, в зависимости от радиоактивного загрязнения этих мест, было запланировано время работы (час, 1,5 часа, 2 часа) . во время полковой работы у меня есть никогда не слышал о том, чтобы какие-то ликвидаторы отказывались ехать на Чернобыльскую АЭС. Это нужно — значит, нужно. Работа на станции считалась очень престижной, поэтому каждый командир батальона старался, чтобы его батальон работал на Чернобыльской АЭС».

Сергей Колпаков-Мирошниченко «Чернобыльская боль»

По воспоминаниям ликвидаторов, одной из самых неприятных вещей, которые могли произойти, было отрицательное решение в месте дозиметрии, которая выпустила автомобили с территории. Если уровень радиации превышал допустимый даже после «мойки», машина не могла выехать с места, а это означало, что теперь экипаж и рабочие должны были ехать автостопом, а проблемы с транспортом решать уже на месте. Однако работа над ПУСО тоже была непростой: приходилось работать в жару, закутавшись в резиновые плащи, комплекты ОЗК, не снимая респираторы и защитные очки из-за брызг и водяной пыли с взвесью разлетающихся во все стороны радиоактивных частиц.

«Юная блондинка — мойщик окон PUSO — говорит:

— У нас смена в 12 — с 8 до 20, или всю ночь до 8… Ночью проще — не жарко, да и машин меньше, можно вздремнуть… А пишут 0,6 радикала за сдвиг. Если смогу устоять перед ПУСО, через месяц буду дома… Сам я из Симферополя. Через полгода после возвращения из армии, через три месяца после женитьбы, а здесь в Чернобыле — пачка наверх…»

Сергей Мирный «Живая сила. Дневник ликвидатора»

Но далеко не всем ликвидаторам удалось обосноваться в относительно безопасных местах. Самый ценный и нужный персонал проживал прямо на станции в непосредственной близости от четвертого по разрушению энергоблока.

«Вход в подвал незначительный. Лампочки в абажурах из тяжелой металлической проволоки тускло светятся, люди скользят в тени по стенам, голоса приглушены, слышно как сквозь ватный тампон. После того, как еще одна пара дверей была запечатана, я вхожу в большую комнату, размер которой трудно оценить из-за полумрака. Очень влажно, циркуляции воздуха практически нет, мешают двухэтажные деревянные нары в несколько рядов. На нем спят люди; самый популярный персонал УС-605, крановщики, экскаваторы, сварщики, те, кто всегда пользуется повышенным спросом, те, кто уже самостоятельно светится ночью от постоянного передержания, поэтому им свет не нужен… Отдельные койки обвешиваются простынями . Полотенца и постельное белье спрятаны под многими. Электрическая бритва тихо жужжит. На нижней койке сидит человек с невероятно белым лицом, похожим на гуля, монотонно покачиваясь справа налево. Увидев меня, он перестает раскачиваться и извиняющимся тоном говорит:

— Я потерял сон, не могу отличить день от ночи, живу только от смены к смене. Какое сегодня число?

«6 августа». Я передаю ему сигареты. Он сразу же жадно закуривает, не прячась».

Сергей Беляков «Ликвидатор»

Работа ликвидаторов — свидетельство мужества и героизма мирного времени, величайшая экологическая катастрофа была разгромлена благодаря невероятным усилиям простых людей.

ФОТО 5

Текущая ситуация с ликвидаторами аварии на ЧАЭС

В настоящее время почти все выжившие ликвидаторы нуждаются в государственной помощи, так как многим в итоге было отказано по разным причинам.

Такая ситуация наблюдается не только в России, но и в других странах бывшего Советского Союза.

Волонтерские организации пытаются прийти на помощь пострадавшим в аварии на Чернобыльской АЭС, но помочь всем практически невозможно.

Ликвидаторы, спасавшие Советский Союз

На следующий день работы по разминированию были возобновлены эвакуировавшими людей внутренними войсками, дозиметрической службой и ВВС Советского Союза. Выдающийся химик Валерий Алексеевич Легасов внес огромный вклад в первые дни ликвидации последствий аварии. По его расчетам, была получена специальная смесь бора, свинца, доломита и песка, с помощью которой охлаждались реакторы и уменьшался радиоактивный выброс в атмосферу.

Кстати, смена ликвидатора длилась в среднем две недели, после чего человек пошел на реабилитацию. Химик Легасов провел в радиоактивной зоне более четырех месяцев.

Не меньшие жертвы понесли и летчики, часами рисковавшие жизнью, пролетая над местом взрыва, где атмосфера была загрязнена более чем на 90%. Тысячи тонн смеси, разработанной ученым Легасовым, были брошены летчиками-героями в зону наибольшей радиации — строительство четвертого реактора.

Следующим шагом после эвакуации людей и снижения радиации до 1% стала подготовка Укрытия на радиоактивном реакторе. Тысячи людей со всего Советского Союза трудились на строительстве Саркофага и до сих пор, когда Саркофаг-2 уже находится в стадии планирования, ликвидаторы Чернобыля продолжают свою опасную работу.

Итак, список ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС составили люди, выполнившие первую и самую опасную работу по дезактивации территории и спасению людей. В этот список входят, прежде всего, работники станции, пожарные, военные, летчики, ученые и простые люди, которые отреагировали на произошедшую катастрофу и приехали на ликвидацию со всего СССР.

Фотогалерея памятники Ликвидаторам ЧАЭС

Малонаселённая сельская местность превратилась в огромный жилой лагерь: всюду палатки, бараки, стоянки техники.

Проселочные дороги забиты грузовиками, машинами химической разведки, бронетехникой, бульдозерами и самосвалами, курсирующими взад и вперед. Тысячи тонн стройматериалов, целые эшелоны с вахтовыми бригадами, большие удары московских министерств — все это устремилось к эпицентру катастрофы. Правительство занялось решением проблемы быстро, масштабно, без экономии средств и сил.

Но, несмотря на обилие новейших технологий, главной движущей силой процесса были люди: специалисты и простые рабочие, которые собственными руками исправили последствия этой чудовищной катастрофы, не допустив ее распространения в глобальном масштабе. Именно они на всю оставшуюся жизнь получили свои страшные дозы радиации, хронические заболевания, проблемы. Основная часть работ проводилась в 1986-1987 годах, в них приняли участие около 240 тысяч человек. Всего почти 7 миллионов жителей бывшего Советского Союза можно считать «Чернобылем.

ФОТО 3

Последствия ликвидации аварии для её участников

Ликвидаторы массово обращаются в отделения неотложной помощи с жалобами на острое раздражение слизистой оболочки дыхательных путей. Профессора считают, что средства индивидуальной защиты органов дыхания «Лепесток», используемые ликвидаторами, не всегда обеспечивали должную защиту.

Согласно исследованиям, среди ликвидаторов заболевания всех систем органов человека встречаются в среднем в 5 раз чаще, чем у населения, не участвовавшего в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Самое главное — это нарушения со стороны щитовидной железы, которые регистрируются в 10 раз чаще, чем у населения в целом.

Профессора делают вывод, что все эти заболевания у ликвидаторов вызваны излучением низкой интенсивности. Кроме того, радиация затронула и их будущих детей. Количество врожденных пороков развития у детей ликвидаторов аварии было в 6 раз больше, чем у детей, родители которых не участвовали в ликвидации.

Но последствия ликвидационных работ коснулись не только физического благополучия. Еврокомиссия в своей статье также подчеркивает психологические последствия аварии для ликвидаторов. Сообщалось о депрессии, нарушениях сна, головных болях, неспособности сконцентрироваться и т.д. По словам авторов статьи, многие люди были убеждены, что причиной их симптомов была радиация.

Согласно исследованиям Еврокомиссии, 20-23% ликвидаторов страдали посттравматическими расстройствами, что соответствует частоте подобных нарушений среди боевиков (20-25%).

Какая медицинская помощь оказывалась ликвидаторам?

Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, практически все рабочие, которые принимали участие в ликвидации последствий аварии в первые дни, принимали стабильный йод для защиты щитовидной железы.

Всех подозреваемых в острой лучевой болезни отправили на лечение в Московский институт биофизики и несколько клиник Киева. Таких пациентов было 237 человек, но диагноз подтвердился только у 134 человек. Отметим, что все, у кого было подозрение на острую лучевую болезнь, находятся под длительным врачебным наблюдением в профильных государственных научных институтах.

В Украине, Беларуси и России создана система специализированных диспансеров для ежегодного медицинского осмотра ликвидаторов.

Ликвидаторам оказывалась доврачебная и первая медицинская помощь в стационарном лечебном учреждении, оказывалась квалифицированная помощь в лечебно-профилактическом учреждении. До полного выздоровления специализированная помощь в основном оказывалась в больнице № 6 в Москве, куда с самолетов эвакуировали людей с явными симптомами лучевой болезни.

В исследовании отмечается, что, хотя рекомендации по принятию оперативных мер в случае аварии уже были разработаны на момент аварии, из-за некомпетентности и безответственности административных органов они не были полностью выполнены.

Подробности подводной миссии

Через пять дней ситуация на АЭС осложнилась. Пожар практически удалось сдержать. Но над людьми нависла другая угроза. Реактор, разрушив бетонную плиту, продолжал плавиться. Под бетоном был бассейн с огромным объемом воды. Если радиоактивное топливо достигнет воды, прогремит новый взрыв невероятной силы. Контакт раскаленной массы ядерного реактора с водой выбросит в атмосферу огромное облако радиоактивной воды и пара. По предварительным расчетам, облако неизбежно накроет западные регионы России и Европы.

Чтобы избежать ядерной катастрофы, резервуар пришлось немедленно осушить. К сожалению, управление воротами извне было невозможно из-за разрушения атомной электростанции. Прямой доступ к кранам был под водой. Водолазам приходилось плавать в непосредственной близости от ядерного реактора, чтобы добраться до кранов, вручную открывать ворота и осушать бассейн. Необходимо было найти трех добровольцев, которым угрожала смертельная лучевая терапия.

Николай Титенок

Пожарный 6-й отдельной военизированной пожарной части охраны Припяти. Родился в 1962 году в Киевской области. В ночь пожара он одним из первых начал его тушить и боролся с огнем, пока не набрался достаточно физических сил. Он находился в пожарной части Виктора Кибенко. В центральном зале реактора было пять очагов возгорания, которые потушили Титенок, Кибенок, Игнатюк и Ващенко. Через полчаса у Титенко появились первые симптомы лучевой болезни. Он умер 16 мая. Он тоже герой Украины.

Самыми опасными были работы в непосредственной близости от разрушенного реактора, где и были сосредоточены основные «запасы» выброшенного взрывом радиоактивного топлива.

Верхний слой земли снимали бульдозерами с «бронированными» усеченными кабинами только для водителей. Кабины покрыты металлической броней, на радиаторе, дверях и переднем бампере установлено несколько огромных зеркал заднего вида. В дальнейшем стали применяться радиоуправляемые машины советского и японского производства.

Затем аналогично оборудованные экскаваторы заполняли металлические контейнеры землей, рабочие закрывали крышки, а краны загружали их на большие грузовики для захоронения в специально отведенных местах. Все работы выполнялись строго в срок, иногда «смена» не превышала пяти минут.

«Нам одиннадцать. Это означает, что общее рабочее время составляет примерно один час. Мы работаем. Прибежал водитель ИМР, влетел в машину пулей через верхний люк, захлопнул крышку. Взревел двигатель. Я послал первого бойца, отсчитывая час. Он ловко поставил тару, скинул крышку, жестом показал водителю: грузить можно. На подготовку емкости ушло всего сорок секунд. Боец вернулся, тяжело дыша от волнения. Удивительно, сколько пота выделяет человек под влиянием страха».

Сергей Беляков, «Ликвидатор»

Помимо сбора огромного количества почвы, деревья были спилены и закопаны, дороги и стоянки для оборудования были промыты, чтобы минимизировать количество радиоактивной пыли, переносимой транспортными средствами.

Но основная работа — это, конечно, строительство объекта «Укрытие». Его построили в рекордные сроки: 206 дней силами почти 90 тысяч человек. Гигантский «саркофаг» включает семь тысяч тонн металлических конструкций и почти 800 тысяч тонн бетона. Здесь работали сварщики, резчики, крановщики, строители, сотни водителей и операторов тяжелой техники. Оперативная разработка проекта и управление строительством легли на плечи 605-го Особого строительного управления Министерства среднего машиностроения СССР.

Как произошла авария на Чернобыльской АЭС?

О чернобыльской аварии написаны тома, но точная картина произошедшего до сих пор не установлена. Существует как минимум три версии того, что именно стечение обстоятельств привело к трагедии, разделившей историю на «до» и «после» Чернобыля.

В пятницу, 25 апреля 1986 года, четвертый блок Чернобыльской АЭС должен был быть остановлен на плановый ремонт. Было решено воспользоваться случаем, чтобы испытать один из двух турбогенераторов. Как позже установили специалисты, программа испытаний была составлена ​​плохо. Эксперимент считался чисто электрическим, не влияющим на безопасность реактора. Это было одной из причин трагедии.

Во время эксперимента в 1.23 ночи 26 апреля мощность цепной реакции была в 100 раз выше номинальной. Реактор перешел в неконтролируемый режим работы, вышла из строя система охлаждения и раздался первый взрыв. Он разрушил систему паропровода и охлаждающих трубопроводов, начал химическую реакцию с выделением водорода и углекислого газа. Давление газов было настолько сильным, что металлическая пластина в тысячу тонн, закрывающая активную зону реактора, поднялась. Воздух ворвался в активную зону и раздался новый взрыв, разрушивший перекрытие реакторного зала и выбросивший массу радиоактивной пыли. Горячий мусор упал на крышу машинного зала и другие места, вызвав более 30 пожаров.

К чести людей, которые работали на станции в ту ночь, они не оставили ситуацию на волю случая, а сразу же начали борьбу за спасение АЭС. Работники азотно-кислородной станции в течение ночи подавали жидкий азот для охлаждения реакторов. Инженеры центра обработки данных обезопасили систему от струй воды, стекающих сверху. Ошеломленный взрывом младший инспектор службы превентивного наблюдения Владимир Палагель подал сигнал тревоги на пожарное депо АЭС. Оператор Владимир Шашенок был буквально раздавлен упавшими конструкциями, но сумел послать сигнал в вычислительный центр.

Начальник смены Александр Акимов, оператор, старший инженер управления реактором Леонид Топтунов, старший инженер Сергей Газин и несколько десятков рабочих провели несколько часов на территории станции, восстанавливая водоснабжение третьего блока и работу его насосов. Всех людей вывели из опасной зоны, из генераторов удалили водород и заменили безопасным азотом, перекачали тонны нефти, чтобы предотвратить ее возгорание. Действительно, именно эти люди не позволили аварии разрастись до масштабов вселенской катастрофы. Третий блок оставался стабильным.

При этом многие специалисты получили сильнейшие дозы радиации и были отправлены в больницу вслед за пожарными. Работой руководил Александр Акимов, получивший смертельную дозу радиации и скончавшийся через две недели в московской больнице. 11 мая 1986 года в 6-й Московской клинической больнице также скончался начальник охраны 2-го военизированного пожарного управления Чернобыльской АЭС лейтенант Владимир Правик, отвечавший за тушение пожара как и его однокурсник, начальник охраны 6-й военизированной пожарной части по охране Чернобыльской АЭС Виктор Кибенок.

По предупредительному сигналу пожарные Припяти и Чернобыля покинули место происшествия. Затем стали прибывать машины из соседних районов. Скорая помощь доставила обгоревших и пораженных радиацией солдат в городскую больницу Припяти. У них уже нарушено обоняние и начались приступы тошноты. Многие из них умерли в течение месяца. А после них умерли медсестры и медсестры, ухаживая за ними и тоже получив непомерную дозу радиации.

Последние пожары были потушены к шести часам утра, и начались работы по сбору пролитой воды. Те, кто имел дело с этим, рисковали не меньше ранних героев: при откачке жидкости со дна станции фон составлял сотни рентген в час. Эжекторы трубок часто забивались радиоактивным мусором и очищались вручную. Конечно, у пожарных не было радиационной защиты. Из них в срочном порядке был сформирован 731-й батальон, который не значился ни в каких документах. Солдаты жили в палатках возле села Копачи, где загрязнение оставалось особенно сильным. Из 700 человек выжило менее трети.

Они были первыми

Когда стало известно о катастрофе, тут же прибыли дежурные пожарные, чтобы потушить пламя. Никто еще не знал, насколько серьезен пожар, которым начал бушевать Чернобыль: ликвидаторы бросились выполнять свои обязанности без специальных защитных костюмов, без соответствующей экипировки и мер предосторожности.

Пожарными командовали два лейтенанта: Виктор Николаевич Кибенок и Владимир Павлович Правик. В их команду входили еще четыре человека: Игнатенко Василий Иванович, Тишура Владимир Иванович, Титенко Николай Иванович и Ващук Николай Васильевич. Теперь ликвидаторы Чернобыльской АЭС по официальным документам — герои. Список ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС пополнился также пожарными города Чернобыля, Киева и других близлежащих частей, командиром которых был майор Телятников.

Вечная благодарность за то, что эти и другие ликвидаторы аварии на Чернобыльской АЭС сделали свой подвиг, сгорели, в радиоактивный дым, на верную смерть. Если бы не эти ликвидаторы чернобыльской аварии, возможно, нашу страну полностью назвали бы Зоной отчуждения, потому что никто не знает, насколько широко распространился бы радиоактивный пожар. Эти ликвидаторы аварии на Чернобыльской АЭС получили смертельную дозу радиации. Их смерть была болезненной, но они отдали свои жизни ради жизни тысяч других.

Вину свалили на персонал

Официальное сообщение об инциденте в Совет Министров СССР поступило только 29 апреля. Отвечая одному из журналистов, академик Легасов сослался на неожиданность трагедии: «Как специалист и участник событий могу подтвердить, что масштаб аварии, ее характер, развитие событий казались невероятными, почти фантастическими. Не было злого умысла, не было попытки что-то скрыть ». Другими словами, не было злого умысла, но была недопустимая путаница.

В итоге вся вина была возложена на персонал станции, так как нельзя было признать всю работу в атомной отрасли неудовлетворительной. Виновниками аварии стали пять человек, тогдашний управляющий Чернобыльской АЭС. Бывший генеральный директор станции Виктор Брюханов и заместитель главного инженера Анатолий Дятлов получили по 10 лет колонии (Дятлов умер в 1995 году от лучевой болезни). Главный инженер Николай Фомин был арестован 19 августа 1986 года, потерял рассудок на следствии, был признан невменяемым и отправлен в психиатрическую больницу. Начальник смены Акимов и оператор Топтунов не предстали перед судом только потому, что получили огромные дозы радиации и скончались в больнице. Начальник смены Борис Рогожкин получил пять лет; три и два года — начальник реакторного цеха Алексей Коваленко и государственный инспектор Госатомной энергетики СССР Юрий Лаушкин.

Но среди этих людей были и те, кто взял на себя весь ужас первых часов аварии. Вот лишь несколько отзывов участников тех мероприятий, записанных позже.

Анатолий Дятлов: «Первым делом я вызвал пожарную команду, бросился на улицу и обошел здание. Я видел, что он разрушен, на крышах был пожар. Но когда он подошел к третьему кварталу, пожарные машины уже стояли рядом с ним. Я спросил: «Кто старший?» Меня показали лейтенанту Правику.

Я вернулся в 4-й блок. Я позвонил заместителю начальника цеха и приказал отключить все механизмы от электросети, срочно разобрать электрические цепи, которые сработали и могли загореться. Потом 4-го к нам приехал дозиметрист. Он измерил уровень радиации. Были места, где, на мой взгляд, еще можно было работать. Однако были и довольно опасные места. Правда, насколько это опасно, мы не выяснили. Дозиметры оказались слабыми, «зашкалили». Но мы решили кое-кого отвлечь».

Юрий Трегуб: «Свет на время погас, потом восстановили. Я видел, как Акимов включил насосы аварийного охлаждения. Он дал мне команду вручную включить систему аварийного расхолаживания реактора. Но в одиночку этого не сделать. Клапан только один — нас двое — а потом надо 30 минут открыть. Потом увидел Газина и мы побежали выполнять команду. Дверь распахнулась, и нас обдал горячим паром. Похоже, готовится за две минуты. Бежим обратно к блочному щиту. Откуда взялась вода, я не понял. Пришлось войти в помещение гидроцилиндра системы аварийного расхолаживания реактора. Только тогда дверь закрылась. Выскочили на улицу. Тут и там были разбросаны цилиндры, похожие на спички. Затем я увидел свечение реактора, похожее на свет раскаленной спирали».

Телефонистка Попова: «В ту ночь я дежурила на станции телефонисткой. Позвонил Рогожкин и сказал: «ДТП!» Я спросил: «Какой?» Он ответил: «Великая авария». Так позвонил Брюханов и сказал мне включить диктофон «Общая авария». Но диктофон сломался. А система автоматического оповещения всех сотрудников Чернобыльской АЭС не сработала. Пришлось звонить каждому индивидуально».

Судебный процесс состоял из 16 судебных заседаний. Приговор подписан с такой же легкостью, с какой подписан акт Правительственной комиссии о причинах катастрофы. Его выводы легли в основу отчета об аварии на конференции МАГАТЭ 1986 года.

После каждой мойкой проводили новые замеры, если после трёх раз машина продолжала «звенеть» — её отправляли в могильник, а пассажиры добирались до места дислокации пешком.

ПУСО были разбросаны по территории неспроста. Главный водопад состоял из четырех точек: «Копачи», «Лелёв», «Рудня Вересня», «Дитятки». Каждое последующее ПУСО позволяло — дальше от АЭС и ближе к нормальному миру — только машины с все меньшим и меньшим количеством радиации на них. В технике порой требовалось гораздо меньше людей, сотни грузовиков, тракторов, бульдозеров, бронетранспортеров и вертолетов нашли свое вечное пристанище на «кладбище».

˚

Солдаты-срочники, чистившие в первые дни после ликвидации пожара крышу третьего энергоблока, могли получить максимальную дозу за полчаса работы, стоило только на пару секунд взять кусок графитового стержня-поглотителя, заброшенного сюда взрывом с четвёртого энергоблока.

В то же время рабочие, которые находились в непосредственной близости от взорвавшегося реактора, но были защищены всей южной стеной, получали дозы в тысячи раз меньше.

Уровни радиации (и, как следствие, дозы) в пределах 30-километровой зоны вокруг 4-го реактора, взорвавшегося на Чернобыльской АЭС в 1986 году, отличались друг от друга в миллионы раз: от нескольких десятых долей процента. Миллирентген до ‘сейчас на южной границе области — сотни рентген в час в некоторых точках на той же атомной электростанции.

С техникой было сложнее. Техника не люди, она железная, радиация накапливается в пыли, которая лежит во всех швах и под колесными арками, в металле, в резине — везде. На всех выходах из Зоны были установлены дозиметрические станции, которые измеряли все оборудование на выходе. Если фон превышал допустимые значения, машину отправляли в ПУСО — (Пункт специальной обработки), где специальные оросительные машины и парни, обмотанные резиной с головы до пят, промывали их с капотов мощной струей воды с дезактивацией пыли.

Почему эвакуация не была проведена сразу?

Жителям радиоактивного города Припять, проснувшимся в субботу утром 26 апреля 1996 года, никто ничего не сказал.

В четыре часа утра на работу были вызваны руководители подразделений ЧАЭС, агенты местного КГБ и руководство Припяти. На оперативном совещании в 10:00 начальник станции В. Брюханов скрыл правду о радиационной обстановке, а глава города В. Маломуж лишь сказал, что на станции произошел пожар и необходимо предотвратить панику в город. Правда, было решено провести дезактивацию улиц города, радиационный фон которого составлял до 60 миллирентген в час, что в сотни раз превышало норму. На рассвете в Припяти все важные объекты были взяты под охрану полиции.

Впервые о необходимости эвакуации заговорили вечером 26 апреля. В здании исполкома города прошло заседание Правительственной комиссии, которая приняла такое решение. Утром 27 апреля по радио сообщили, что горсовет народных депутатов из-за радиационной обстановки принял решение о временной эвакуации населения города в населенные пункты Киевской области.

Впервые людям посоветовали собирать только самое необходимое, включая документы, деньги и небольшой запас еды. Автобусы должны были быть доставлены прямо к домам в 14:00, но во время проверки оказалось, что все они настолько заражены радиацией, что пришлось ждать перевозки из других регионов. Люди даже не представляли, как навсегда покинуть дом: некоторые брали с собой гитары, шашки и карты, радуясь неожиданному мини-отпуску и возможности сбежать из дома. Город был эвакуирован, а жители окрестных деревень продолжали копать в садах несколько дней, приговаривая себя к смерти. Ему ничего не сказали.

Впоследствии были эвакуированы жители всех населенных пунктов 30-километровой зоны, включая Чернобыль, в котором проживало 12,5 тысячи человек. И сотни деревень в соседней Беларуси, потому что самые близкие находились в 12-14 км от Чернобыльской АЭС и подлежали безусловному переселению. В поспешно заброшенных деревнях бродили брошенные коровы, свиньи и лошади. Дикие кошки и собаки напали на домашнюю птицу. Солдаты обыскивали территорию за территорией, отстреливая скот и отправляя трупы на кладбища.

Как описано в книге «Чернобыль, Припять, дальше никуда…», жители были поражены неестественно яркими серебряными лужами на улицах, своеобразной пылью на только что распустившихся листьях, а солдаты и милиционеры уже настойчиво стучали на свои дома. Старшие в своих хижинах оборонялись, младшие пытались тайком добыть добытое, вызывая мучительный треск дозиметров.

Подводная экспедиция тройки смельчаков

Для участия в опасной миссии потребовалось три человека. Один водолаз должен был нести фонарь, два — для поворота затвора. Инженер Валерий Беспалов вместе со своим коллегой Алексеем Ананенко заявили о готовности вернуться на разрушенный энергоблок. Вызывался волонтером Борис Баранов, который работал на АЭС начальником смены. Добровольцы знали, что в бассейне их ждало экстремальное радиационное облучение.

Подготовка к погружению в резервуары

В танке было совсем темно. Группа плавала под водой со специальным фонариком. Они двигались косвенно, стараясь не приближаться к зоне радиоактивного поражения. Водолазы благополучно подошли к ставням. Чтобы открыть ставни, потребовалось несколько попыток. Подводная экспедиция с задачей справилась, из танка с грохотом хлынула вода.

На то, чтобы слить миллионы литров воды, потребовался целый день. Трое добровольцев предотвратили страшную катастрофу. Они добрались до поверхности в целости и сохранности. Затем их доставили в больницу на обследование. Никто не мог поверить, что трем храбрым душам удалось выжить в самых опасных условиях. Их предприятие стало легендой, которая быстро распространилась слухами.

Леонид Шаврей

В составе отряда Владимира Правика прибыл младший сержант военизированной пожарной части, старший пожарный. В числе первых он вместе с Александром Петровским поднялся на крышу машинного зала реактора, вместе с ним и Владимиром Прищепой тушили пожар до пяти утра. Пожарные сразу заболели от радиации, но думали, что это от жары огня. Шаврей тогда остался жив, в Москву не был доставлен, лечился в Киеве.

Василий Игнатенко

Пожарный Василий Игнатенко родился в 1961 году в Белоруссии. Он появился в сериале HBO «Чернобыль», вытащил и спас троих своих коллег, Николая Ващука, Николая Титенко и Владимира Тишура, которые потеряли сознание от полученной дозы радиации. Жена навещала его в московской больнице. Однако мужчина получил смертельную дозу радиации и 13 мая 1986 года скончался. В 2006 году Игнатенко получил звание Героя Украины.

Исповедь ликвидатора:

Каждому поручено бросить лопату радиоактивной пыли и уйти. Большинство ликвидаторов, работавших на крыше третьего блока, были в возрасте от тридцати пяти до сорока лет из числа резервистов, отозванных со службы в вооруженных силах для «маневров».

Генерал Тараканов приказал им снять свинцовые листы, которыми покрывали стены правительственных подкомитетов, чтобы сделать из них основную защитную одежду. Эти костюмы не надевали больше одного раза — слишком много они поглощали радиоактивность.

Умные сделали листья инжира, которые зажали между двумя слоями нижнего белья. Они также сделали свинцовую шапку, которую носили как головной убор, и свинцовую подошву, которую вставляли в свои ботинки.

«Было вызвано дополнительное подкрепление. Они жили в палаточных городках, которых насчитывалось несколько тысяч, и располагались по всей 30-километровой зоне, пострадавшей от взрыва реактора. Ежедневно ликвидаторы тысячами выстраивались перед заводом в ожидании рабочих заданий.

Иногда ликвидаторы могли ждать несколько часов, прежде чем получить задание на день, если они это сделали.

Постепенно составлялись особые планы. Военная техника для преодоления препятствий и бульдозеры начали выравнивать сильно облученные и обугленные лесные массивы, которые когда-то были зелеными насаждениями.

Сосны, получившие смертельную дозу 3000 рентгеновских лучей, погибли, и их безлистные скелеты образовали внушительное и неестественное сооружение, известное теперь как «Рыжий лес». — Сергей Мирный.

Излучение измерялось в бронетранспортерах, патрулирующих мертвые зоны в Чернобыльской зоне, и желтые радиационные знаки / флаги были размещены на облученных территориях.

Флаги также содержали специальные карманы, в которых группы наблюдателей оставляли отметки, в которых записывались времена экспозиции для дальнейшего сравнения.

Спустя несколько месяцев почти безостановочно заработали огромные автобетононасосы и был построен знаменитый «саркофаг».

Все приведенные выше и ниже отрывки относятся к книге «Дневник ликвидатора» Сергея Мирного (командира взвода радиационной разведки).

У них не было защитной одежды или дозиметрического оборудования для измерения уровня радиации; Пылающие радиоактивные обломки, сплавленные с расплавленным битумом, хватали их руками или отбрасывали ногами.

Графит горел при температуре выше 2000 градусов. Этот героический, но совершенно бесполезный поступок приблизил их к смертельному источнику радиации, большему, чем жертвы Хиросимы, где «детская бомба» испускала гамма-лучи только при взрыве, находилась на высоте 2500 футов от моря.

Смертельная доза радиации оценивается примерно в 400 доз, которая будет поглощена любым, кто подвергнется воздействию 400 поляризационных рентгеновских лучей в течение 60 минут.

На крыше машинного зала куски уранового и графитового топлива испускались как гамма-, так и нейтронным излучением со скоростью 20 000 рентгеновских лучей в час; вокруг ядра уровни достигали 30 000 рентгеновских лучей в час: здесь человек поглотил бы смертельную дозу всего за 48 секунд.

Правик (начальник военизированной пожарной части № 2 (ВПЧ-2), охраняющий Чернобыльскую АЭС) и его люди почувствовали головокружение и рвоту, их отпустили и увезли на машине скорой помощи.

Когда они умерли через две недели в больнице № 6, я почувствовал, что излучение было настолько сильным, что глаза Владимира Правика из карих стали голубыми.

Николай Титенок получил такие сильные внутренние лучевые ожоги, что на сердце у него появились волдыри.

Их тела были настолько радиоактивными, что ликвидаторов Чернобыля хоронили в свинцовых гробах с закрытыми крышками.

* Персонал скончался: умерли сразу — 2 человека; от радиации, через несколько недель — 19. Из 40 пожарных, через несколько недель от радиации, 6 человек погибли.

Источники

  • https://republic.ru/posts/67099
  • https://disgustingmen.com/history/likvidatory/
  • https://Panoramy-Chernobylya.ru/likvidatory-chaes/
  • https://ChernobylGuide.com/ru/likvidatory_chaes.html
  • https://sharij.net/sudba-likvidatorov-chto-perezhili-chernobylczy-chto-im-obeshhalo-gosudarstvo-i-chto-oni-poluchayut-v-itoge
  • https://BigPicture.ru/pravda-o-podvige-trex-vodolazax-chernobylya-kotorye-spasli-milliony/
  • https://weekend.rambler.ru/people/42366020-kak-slozhilas-zhizn-pervyh-10-likvidatorov-tragedii-na-chaes/
  • https://mir24.tv/articles/16412288/motylki-nad-pripyatyu-chto-stalo-s-likvidatorami-avarii-na-chernobylskoi-aes
  • https://chernobyl-zone.info/likvidatory-chaes.html

Оцените статью
Блог о Чернобыле